Отец-подкулачник и сын-пионер

Материалы о культуре » Богоборчество как основа конфликта отца и сына в российском кино » Отец-подкулачник и сын-пионер

Страница 2

В сценарии Ржешевского "Разгром церкви", или "Преображение Церкви в клуб", как называлось ранее, был и остался ключевым. Литературный текст и киноповествование в этом фрагменте, судя по реконструкции, соотносились достаточно точно. И сегодня поражает беспрецедентная дерзость кинематографистов вторгшихся во "святая святых" - Православный алтарь, включивших в художественную ткань разрушение настоящего иконостаса.

"И когда мы с вами попадаем в церковь, - читаем в сценарии - куда бы ни упирался наш взгляд, везде мы видим работающих людей. Отовсюду шел треск ломаемого дерева, который и будет служить лейтмотивом всей сцены в церкви".

Ржешевский задавал интонацию: все происходящее "должно носить характер величайшего народного празднества. Здесь не должно быть допущено неправильного съемочного толкования. Здесь – никакого мрака, здесь все светло, радостно и предельно празднично". Эйзенштейн снимал именно так. Живописно, светло, в особом, завораживающем ритме. Согласно воспоминаниям, шумовое оформление эпизода – звук ломаемого иконостаса был не натуралистическим сопровождением изображения, а методикой разрушения целого мира. Когда женщины попадали в алтарь, из купола проливался яркий свет. Колхозницы вытаскивали парчовые саккосы, примеривали на себя пустые оклады икон. Какой-то казачок сидел в митре, нахлобучив ее набекрень, как папаху. Кто-то прокричал "Бабоньки, запевай!" - и очень красивая женщина, по замыслу Эйзенштейна, начала петь "По долинам и по взгорьям…"

"И вот перед нами, - продолжает Ржешевский, - против бывшего изображения Саваофа, примостившегося в облаках, высоко на стене церкви стоял один из представителей этого русского народа с ломом в руке и, другою крестясь, говорил, раздумывая:

- Ну, как бы мне это, гражданин, спустить вас с небес на землю?

Другие рядом высаживали иконы какой-то божьей матери, причем вынимавший из рамы иконы, мужик говорил божьей матери:

- Ну, довольно, старуха… Насиделась, хватит…Вылезай…"

Далее, согласно сценарию, на экране бушевал контуженный в 1-ю мировую войну великан, сводя свои счеты с Богом. Пионеры, "третье поколение большевиков", пришедшие с сельским учителем, рассуждали о вере:

"И какая-то девочка-крошка спросила:

- Ну а чему молились?

Уже вытирая пот платком, отвечал измученный руководитель:

- Молились вот этим деревянным разрисованным доскам, которые назывались иконами и которые были развешены в этих храмах.

… и какой-то маленький клоп проговорил:

- Чтобы я еще раз когда-нибудь пришел в церковь…Можете быть уверены. Это же ерунда, и ничего больше.

- Как вы изволили выразиться? - спросил клопа-октябренка старик среди стариков.

- Ерунда, - проговорил с расстановкой крошка.

- Вам виднее, конечно, - проговорил с почтением старик. Это мы темнота. А вам и карты в руки. Вы люди культурные.

- Марксисты, - проговорил другой старик.

- Академики, - проговорил третий".

В эпизоде "Разгрома церкви" происходил страшный перевертыш: "отцами" становились дети-"марксисты". А взрослые оказывались растерянными и приниженными, отсталыми, одним словом, "темнота". Что-то фантасмагорическое есть в сценарии Ржешевского. Можно только догадываться о том, как усилил это ощущение Эйзенштейн в фильме, перепугав начальство. Возможно, он снимал трагедию о вине непослушного сына и грозного отца, не пощадившего отпрыска, на чем настаивает Клейман. На деле выходило что-то иное, инфернальное, кликушеское. При удивительной красоте кадра, по сути - шаманство, шабаш, свистопляска.

"И пелась песнь, и, орудуя наверху, чуть ли не под сводами храма, где-то на корпусе алтаря, около самого "святого духа", какой-то парнишечка-комсомолец кричал, что-то швыряя вниз:

-По-бе-ре-гись! .

…- Поберегись! – орет басом красивый, бодрый старик, напирая плечом на плавно падающий целый иконостас с архангелом Гавриилом и прочими…

… И кричал мальчуган басом, барахраясь на длинных и могучих руках старика:

- Только урони… Только урони меня…"

Это действительно был символический эпизод разрушения "старого мира", попрание небесной иерархии – Отца Саваофа, Сына Божьего, Христа, Святаго Духа, Пресвятой Богородицы, Архангела Гавриила "с прочими". И утверждение новой вертикали – начальника политотдела "дяди Васи" - духовного отца Степка, председателя Тургеневского сельсовета Егора Петрова, председательницы колхоза Прасковьи Осиповой, чудесных ребят – комсомольцев, пионеров и октябрят.

В отечественном кино, пожалуй, нет, да и не было, более явного киновоплощения богоборчества.

Почти добровольная смерть беззащитного Степка от рук деспотичного отца, цитирующего Библию, авторами осмысливалась как неизбежная жертва во имя светлого будущего. Как условие укрепления духа и преодоление панического ужаса смерти, засевшего в атеистическом сознании. Именно против этой жертвы – "слезинки ребенка" - и восставали Ржешевский с Эйзенштейном, крещенные, и в детстве не чуждые Православию. Возможно, они не смогли простить своим отцам их деспотизма. Должна была быть какая-то особая, тайная причина, чтобы бросить столь дерзкий вызов Творцу. У каждого в революции был свой резон. Самое страшное, заключалось в том, что отцы ослабели и не смогли сдержать тот "мрачный огнь желанья", что вспыхнул в душе молодых под знаком свободы. "Железная воля партии" направляла все сметавшую стихию в нужное ей русло.

Страницы: 1 2 3

Статьи по теме:

Русская православная церковь и религиозная философия
Рассматриваемый период обнимает время от продолжения консервативного победоносцевского до вовлечения священников в революцию и позднейших кризисов в отношении церкви к власти. Первая русская революция 1905 г. возникла после длительного п ...

Структура общества Токугава
Военизированная структура общества Токугава: сёгун Резиденцией своего центрального правительства Иэясу сделал Эдо, бывшую маленькую деревушку. В 1456 году Ота Докан (1432-1486 гг.), сын правителя провинции Тамба, превратил её в процветающ ...

Саспенс
Саспенс (в англ. языке suspense – беспокойство, приостановка; от латинского глагола suspendere – подвешивать, т.е. изначально саспенс – это некое «подвешенное состояние») – по определению Франсуа Трюффо (французский режиссер, выпустивший ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru