Сказание о Кремле

Материалы о культуре » Сказание о Кремле

Немало городов встречал я на жизненном пути - больших и малых, шумных и тихих, многоязычных и одноязычных, прекрасных и заурядных, утопающих в соловьиных садах и напоминающих выжженные солнцем асфальтовые пустыни... Есть города-младенцы, города-подростки, города-юноши, города, убеленные каменными сединами... Иногда ночами мне видятся их резко очерченные или, наоборот, примелькавшиеся лица; вспоминаются характерные здания; слышатся звуки, голоса, примечательные словечки. Есть города вечной жизни, подобные древним пергаментным свиткам; их улицы, площади, переулки развертываются, словно главы нескончаемой книги. Что ни дом в этой книге - то новелла, баллада, афоризм, элегия...

Москва больше чем город. Это центр, сердце страны. Москва - столица первого на земле социалистического государства. Кремль - место пребывания правительства. Здесь жил и работал В. И. Ленин, здесь находится его кабинет...

Москва - целый мир. Москва - прошлое и настоящее, история и современность. С высоты столетий город, начавшийся некогда на речном Боровицком холме, смотрит в будущее.

В нераздельном и неотрывном единстве живут Москва и Кремль. Думая о Москве, всегда вспоминают Кремль. Говоря о Кремле, люди имеют в виду Москву. В разговорно-газетной речи эти слова-понятия выглядят почти как синонимы. Столетия назад было положено начало крохотному дубовому городу на холме, при впадении быстрой и чистой Неглинной в Москву-реку, а сегодня зубчатые краснокирпичные стены и башни с рубиновыми звездами служат олицетворением столицы страны, раскинувшейся от Тихого океана до Балтики.

Люблю смотреть на потемневший от времени, величественно-прекрасный Кремль рано утром, когда солнце еще только-только всходит над столицей. Кругом мглистый туман и громады мостов едва-едва различимы над Москвой-рекой, а лучи уже играют-переливаются на глади краснокирпичных стен и башен, на кровлях дворцов и теремов, вспыхивают червонным золотом на шапке каменного великана Ивана Великого и, наконец, падают на зелень холмов, покрытых белым вишневым облаком... А разве не заставляет учащенно биться сердце панорама Кремля ночью, придающей всему архитектурному пейзажу эпическую торжественность? М. Н. Загоскин, автор знаменитого в пушкинскую пору "Юрия Милославского", писал: "Как прекрасен, как великолепен наш Кремль в тихую лунную ночь... Поглядите вокруг себя: как стройно и величаво поднимаются перед вами эти древние соборы... Высокие стены, древние башни и царские терема небезмолвны: они говорят нам о былом, они воскрешают в душе память о веках давно прошедших. Здесь все напоминает вам - и бедствия и славу ваших предков..."

Перенесемся же мысленно в те далекие времена, память о которых сохранилась в скудных летописных хрониках да в исторических песнях.

- Кто думал-гадал, что Москве царством быти, и кто же знал, что Москве государством слыти?.. Так начинался народный сказ-речитатив, записанный поздно - в семнадцатом веке, - повествующий о возвышении "града на семи холмах" среди прочих русских городов, среди которых были куда более древние и знатные. Вспомним для примера хотя бы про дивно украшенный Владимир, про Тверь, которая в былине именовалась "богатою", про сказочно манящий, как Китеж-град, озерный Переславль-Залесский, про известные на Западе Смоленск и Псков или про великий и богатый, славившийся во всем мире Господин Великий Новгород. Вопрос: "Кто думал-гадал..?" - запечатлел народное удивление перед необычностью судьбы Москвы, малой крепости, затерявшейся в лесах. Долгое время участь Москвы, ее необыкновенное место в истории представлялись совершенно загадочными. Живую действительность и воспроизводил сказ семнадцатого века, в основе которого лежит давнее предание о месте, где пересекались дороги Новгородско-Рязанская и Смоленско-Владимирская, о полях, принадлежавших боярам Кучковичам, враждовавшим с Андреем Боголюбским, владимирским самовластием.

А. М. Васнецов. Основание Москвы Юрием Долгоруким. 1920

А. М. Васнецов. Основание Москвы Юрием Долгоруким. 1920

По-разному истолковывалась в девятнадцатом веке, да и позднее, причина изначальных успехов сначала деревянной, а потом - в эпоху Дмитрия Донского - белокаменной Москвы, объединявшей мало-помалу, но постоянно и неотступно русские земли. Историки и философы давали различные объяснения, есть истолкования географические, экономические, военные, этнографические... Вернее, разумеется, разглядеть явление многосторонне, войти в круг разнообразных обстоятельств - исторических, политических, духовных, во всю атмосферу сложной эпохи, породившей и возвысившей Москву.

"Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось!", - писал Пушкин. Лермонтов создал универсальную поэтическую формулу, вошедшую в сердца поколений: "Москва... люблю тебя как сын, как русский, сильно, пламенно и нежно". Уже в нашем веке Маяковский, не склонный, как известно, по своей натуре к сентиментальным излияниям, сказал: "Я желал бы жить и умереть в Париже, если б не было такой земли - Москва". Подобных высказываний можно было бы привести гораздо больше, ибо признания в любви Москве делали многие - и в прошлом, и в настоящем. Напомню только о хрестоматийных стихах Федора Глинки. Люди старшего поколения обычно знают их на память. Стоит только произнести слова: "Город чудный, город древний...", как бабушки и дедушки в один голос подхватывают строфу: "...Ты вместил в свои концы и посады, и деревни, и палаты, и дворцы!" Наиболее памятливые добавляют: "Опоясан лентой пашен, весь пестреешь ты в садах: сколько храмов, сколько башен на семи твоих холмах!.." И всем врезались в сознание горделивые вопросы: "Кто, силач, возьмет в охапку холм Кремля-богатыря? Кто собьет златую шапку у Ивана-звонаря?.." Нынче, как и вчера, любовью отзываются в наших душах проникновенные строки, заключающие стихи Глинки: Процветай же славой вечной, город храмов и палат! Град срединный, град сердёчный, коренной России град!"

Образ великого города и его центра - Кремля - воспроизведен в различных родах и видах искусства - в поэзии, живописи, музыке, пластике. Ни об одном другом городе России не сложено столько былей, преданий, легенд, пословиц, поговорок, песен. В прошлом веке народная мудрость так определяла положение первейших городов страны: "Новгород - отец, Киев - мать, Москва - сердце, Петербург - голова". Думая о величавых строениях на кремлевском холме, о событиях, с которыми они связаны, люди сложили афоризм: "Кто в Москве не бывал, красоты не видал". Говорил народ и о том, что от копеечной свечи Москва сгорела; что Москва людна и хлебна, славится невестами, что в Москву брести - последнюю копейку снести, что в стольном граде каждый день праздник...

Откуда бы вы ни взглянули на центр столицы - в упор, лицом к лицу, со стороны Красной площади - или с птичьего (и выше!) полета, скажем, с Останкинской телебашни - панорама Кремля непередаваемо восхитительна. Он всегда торжественно величав, являя собой недвижимый архитектурный остров среди бурного бега современности; а колорит... - густые и глубокие цвета: белый камень, небесная синь, зелень холмов, винно-красные стены... Особенно прекрасен вид на Кремль с Большого Каменного моста; кто, глядя отсюда, и теперь не вспомнит, адресуя себе, пушкинские слова: "Твоя Москва, твой Кремль, твоя держава".

Н. К. Рерих. Город строят. 1902

Н. К. Рерих. Город строят. 1902

Юрий Долгорукий, неутомимый строитель городов в Северо-Восточной Руси, написал (не думая, что его слова откликнутся в веках!) другу и военному союзнику князю Святославу Олеговичу Северскому грамоту-приглашение: "Приди ко мне, брате, в Москов". С этих слов, занесенных в летопись, и началась Москва, хотя город существовал, как показывают новейшие археологические находки, задолго до 1147 года. Князья пировали на славу. Недаром летописец, писавший только о самых важных событиях, многомысленно заметил в своей хронике: "Был обед силен".

Москва не сразу строилась... В народном изречении не только градостроительная мудрость. Люди постепенно привыкали считать город средоточием политической, духовной и материальной жизни всех русских земель. Одновременно с ростом крепости разрастался шумный торгово-деловой посад, город расширялся во все стороны без предварительного замысла; отсюда неправильность плана и разнохарактерность застройки. Но это-то и делало Москву - привольную, широкую, утопавшую в зелени - необычайно живописным и совершенно неповторимым городом. Ее полихромный облик естествен, в ней не было ничего повторяющегося, скованного, предумышленного. "В силуэте русского города большое значение имели отдельно стоявшие приходские церкви, но решающую роль играли монастыри и кремли. Действительно, Кремль, подобно средневековым бургам и древним акрополям, вмещал в себя все лучшие и наиболее высокие здания; в Кремле группировалось множество церквей; стены Кремля окружали их со всех сторон, скрывали незатейливые плоские постройки и тем самым создавали для церковных ансамблей выгодную архитектурную оправу. ...Нагорное расположение Кремля еще более усиливало их силуэтный эффект", - говорится в современной книге о городском зодчестве.

Москва поражала приезжих разнообразием архитектурных одежд. Ее были и предания напоминали причудливые и лукаво-насмешливые сказки, которые долгими осенними вечерами сказывали неутомимые и мудрые бахари.

Рассказывают, что князь Иван Данилович, славившийся богатством и часто ходивший с калитой - кошелем (для раздачи милостыни), получил от современников прозвище Ивана Калиты. Над ним посмеивались, но уважали.

При Иване Калите часто и звонко в лесной тишине стучали топоры на Боровицком холме, а по Москве-реке вереницами тянулись плоты и баржи с белым камнем, добывавшимся в подземных каменоломнях в ближнем селе Дорогомилове. Владимирские каменщики возвели в детинце первые каменные храмы. Московские плотники - сильные и умелые люди - обнесли крепость стенами из дубов-колоссов, над стенами возвышались мощные, далеко видные стрельницы - предтечи современных кремлевских башен. Именно в ту пору крепость (детинец) стала именоваться в народе Кремлем.

Статьи по теме:

Искусство середины XVIII века
Развитие искусства середины XVIII в. делится на два этапа: 30-е годы – мрачное время правления Анны Иоанновны, засилья иноземцев, и 40–50-е годы –годы елизаветинского правления, некоторого смягчения нравов предыдущего времени, роста нацио ...

Кино эпохи джаза
После первой мировой войны Америка претерпела разительные перемены. Неотъемлемой частью ее жизни стали автомобили, радио, бульварная пресса и новое направление в музыке, названное джазом. Молодое поколение американцев рассматривало 1920-е ...

Греческая классика
Еще в VI в. до н. э. Афины вступили в пору расцвета. В конце века реформами Клисфена была закреплена победа демократии над аристократией. Афины стали главным городом Центральной Греции, основным очагом греческой культуры. Здесь родилось и ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru