Нарвские ворота

Материалы о культуре » Нарвские ворота

14 апреля 1814 года в Санкт-Петербург примчался специальный курьер, который привёз радостное, давно ожидавшееся известие о том, что русские войска вступили в Париж. Тотчас по предложению главнокомандующего в Петербурге С. К. Вязмитинова было созвано собрание Правительствующего Сената для разработки программы "обряда торжественной встречи". Сенаторы собирались несколько раз с 14 по 24 апреля. Было внесено множество верноподданнических предложений, возвеличивавших Александра I, но были и такие, смысл которых сводился к увековечиванию памяти народного подвига, прославившего Россию,

На последнем заседании Сената и затем 25 апреля на черезвычайном собрании "высших сословий" было решено предложить "академическим и прочим искуснейшим в Европе художникам" и всем, кто пожелает, "сочинить проект памятника, который бы передал дальнейшему потомству столь важную и единственную для России эпоху". Предлагалось объявить общеевропейский конкурс на проекты храма, триумфальных ворот и медали. В Петербурге немедленно начались спешные приготовления и сборы пожертвований, которые должны были с января 1815 года вестись повсеместно в течении четырёх лет.

13 мая 1814 года Вязмитинов разослал постановление о торжественной встрече по всем губерниям. Был разработан подробный церемониал встречи и трёхдневных празднеств с пушечной пальбой, колокольным звоном и иллюминацией. Прибытие войск ожидалось через Нарву. Поэтому было решено возвести "торжественные врата" вблизи Нарвы и на границе Петербурга. Существующие городские ворота у Калинкина моста и сам мост украсить живописью и скульптурой.

Строительство триумфальных арок, ворот, памятных обелисков, колонн -эта традиция зародилась в Древней Греции и особенно большое развитие получила в Древнем Риме, где их воздвигали в честь побед и торжественных шествий императоров и полководцев. Имело место такое строительство и в России. Строили триумфальные арки и в Санкт -Петербурге, и в Москве. Традиция строить триумфальные арки для встречи возвращающихся с победой войск сохранилась и до наших дней.

Поступили немалые пожертвования. Сооружение ворот было в полном разгаре, когда 7 июля 1814 года Александр I, опасаясь народных манифестаций, прислал генералу Вязмитинову рескрипт, запрещающий устройства всяких торжественных встреч и приёмов. Сенат вынужден был разослать повсюду новое постановление - об отмене начатых приготовлений, приложив копию царского распоряжения. Но триумфальные ворота у Нарвы и у въезда в Петербург были почти готовы, и их декорировку довели до конца.

Возведение триумфальных ворот у Нарвы было поручено архитектору В.. П. Стасову. Когда они были готовы, выяснилось, что силы и средства, потраченные на строительство, оказались напрасными. Стало известно: из Франции российская гвардия прибудет в Ораниенбаум и отсюда по Нарвской дороге, а затем по Петергофской першпективе пройдёт в столицу.

Составление проекта поручили одному из самых знаменитых в то время зодчих Джакомо Антонио Кваренги, который за 37 лет безупречного служения России создал непревзойдённые архитектурные здания в стиле классицизма. Большинство из которых сохранилось до настоящего времени. Это здания Академии наук на Университетской набережной, здание Эрмитажного театра. Красногвардейского манежа, Смольного института и др.

"Также для создания этих временных триумфальных ворот привлекли В. П. Стасова, который 27 апреля 1814 года представил генералу Вязмитинову проект триумфальных трёхпролётных ворот. Стасов писал: “...имею честь представить... сделанный мною прожект для триумфальных ворот, к составлению которых я принял следующие предложения: чтоб широта оных была таковая, сквозь которую могли бы проходить войски парадными взводами не сжимаясь; чтоб вид их был со всех сторон одинаковый, представляющий четыре въезда, кои бы именовались “вход в Лейпциг”, “вход во Францию или за Рейн”, “вход в Париж” и “вход триумфальный в С.-Петербург или Россию”; боковые входы, коих будет восемь, означут разные занятия городов... во время знаменитых походов, предпринятых для освобождения России и Европы; означенные на прожекте барилиевы представляют: один повелителя на колеснице, предводимого Премудростию в виде Минервы, другой - аллегорическое путешествие Божества изобилия в виде Цереры и её спутника по собиранию плодов мира, коих встречает посланное с небес божество с факелом Просвещения. На прочих сторонах будут изображены: его триумфальный въезд в С.-Петербург или в Россию; он утверждает законы и правление Франции; он коронует из фамилии Бурбонов на престол; дарующий мир в Европе; разные произшествия достопамятных походов 1812, 1813 и 1814 годов; фриз здания украшается приобретёнными трофеями; триумфальная колесница, на коей возвращается благословенный дарователь Европе мира и свободы в Отечество, поставлен поверх здания, в память потомству, над охранением воинов пеших и конных”. Хотя Стасов запроектировал эффектное сооружение и заслужил к этому времени определённое призвание, он уступал по известности и мастерству Кваренги. Именно поэтому был принят легче исполнимый в короткие сроки проект арки, предложенный Кваренги.

Кваренги впервые проектировал триумфальные ворота. В его творчестве это была новая тема, но он блестяще справился с ней, вложив в проект всю душу, всё своё несравненное мастерство. Зодчий создал два варианта проекта ворот. По одному - они решались в виде трёхпролётной пропилеи с дорическими колоннами, окаймлёнными мощными пилонами. Пропилеи предназначались для установки перед Калинкиным мостом на берегу Фонтанки. Другой проект представлял собой свободную импровизацию мотива древнеримской однопролётной арки. Составной частью оформления являлись гостевые трибуны. Именно из-за них для местоположения арки избрали место примерно в ста восьмидесяти метрах от речки Таракановой (впоследствии Екатерингофки). В обоих проектах Кваренги намечал богатое скульптурное убранство. Органической частью триумфальных ворот мыслились надписи, помещённые на аттике и пилонах. Работая над проектами триумфальных ворот, Кваренги видел их в хорошо знакомом ему архитектурном пейзаже, в окружении типичных сцен городской жизни. В первом варианте проекта архитектор изобразил Фонтанку, здание пожарной части с каланчой, перспективу улицы. В чертежах второго, осуществлённого варианта Кваренги показал не только фасад, но и трибуны, заполненные встречающими.

Проекты и офорты Кваренги, рисунки других художников позволяют полностью представить облик построенных Нарвских ворот в конце июля 1814 года, декорированных гипсовыми скульптурами, выполненными по эскизам талантливого ваятеля и графика И. И. Теребенева, известного своими карикатурами на Наполеона. Это была архитектурная ода в честь защитников отечества, которая перекликалась с торжественными и звучными строфами стихотворения Державина “На возвращение гвардии”.

Стройная и строгая однопролётная арка четко прорисовывалась на фоне неба. Она была построена из дерева и алебастра за недостатком времени - всего за один месяц. Двенадцать колонн придавали фасадам ворот пластическую выразительность, которая усиливалась скульптурным убранством. Между колоннами на главных и боковых фасадах стояло шесть статуй античных воинов с перунами (молниями) и венками в руках; над всеми колоннами на фоне аттика высились фигуры гениев Победы, аттик декорировался шестью барельефами, изображающими батальные сцены. Полная экспрессии скульптурная композиция завершила арку: колесница, запряжённая шестёркой лошадей и управляемая крылатой, стоящей во весь рост, богиней Славы, венчавшей победителей лавровым венком. В тимпанах над аркой помещались барельефные фигуры летящих слав. Весь скульптурный декор триумфальной арки был исполнен скульптором Иваном Ивановичем Теребенёвым.

Недалеко от арки по обеим её сторонам, были выстроены деревянные трибуны для зрителей, амфитеатры для музыкантов, певцов и военных оркестров. Особые галереи предназначались для императорской фамилии, вельмож и именитого купечества.

На пилонах ворот были перечислены гвардейские полки, показавшие высшую воинскую доблесть, а на средней части аттика сверкала большая посвятительная надпись на русском и латинском языках, исполненная глубокого патриотического звучания: “Победоносной Российской Императорской гвардии жители Столичного города святого Петра, от имени признательного отечества (в день 30 июля 1814 года)”. В этот самый день воины первой пехотной дивизии и в её составе лейб-гвардии Преображенский, Семёновский и Егерский полки прошли церемониальным маршем под сводом воздвигнутой в их честь арки.

В июне 1814 года домой, на Родину, через Нормандию направилась первая гвардейская дивизия. В Шербурге погрузились на корабли. Дорога оказалась дальней, плыли пять недель. Прибывшие войска разместились сначала в Петергофе и Ориенбауме. Столичная газета “Северная почта” сообщала 17 июня: “В прошедшую пятницу, 12 числа, были мы... свидетелями зрелища самого восхитительного для сердца всякого русского. Санкт -Петербургское ополчение, возвратясь из похода, вступило торжественным образом в столицу... Вступлению сих воинов благоприятствовала прекраснейшая погода. Стечение народа ещё за несколько вёрст от города было чрезвычайное”. По всему шоссе стояли тысячные толпы людей “разного звания”, которые, ликуя, приветствовали победителей. Вечером в честь их возвращения Петербург был иллюминирован.

Гвардейские соединения подошли к Екатерингофу и стали лагерем на окраине Петербурга 27 июля, а 30 июля, как об этом сообщала та же газета, “лейб-гвардии полки Преображенский, Семёновский, Измайловский, Егерский, Гвардейский морской экипаж, две роты гвардейской артиллерии, возвратившиеся из славного своего похода, вступили в столицу. Они проходили через Триумфальные ворота, воздвигнутые от города в честь и славу великих подвигов... Ввечеру город был иллюминирован”.

В этот торжественный день военные оркестры играли победные марши, в честь героев звучали хвалебные гимны и кантаты в исполнении придворных певцов и музыкантов. Народ приветствовал победителей. Читая названия своих полков и мест сражений, солдаты и офицеры вспоминали боевые пути, пройденные за два года, четыре месяца и двадцать дней, которые прошли с того времени, когда они покинули петербургские казармы. Начальство распорядилось выдать “нижним чинам”, вступившим в этот день в Петербург, по рублю, чарке вина и по фунту мяса на человека.

Рисунки, воспоминания современников и программа “Обряда торжественной встречи” позволяют воссоздать картину вступления в Петербург вернувшихся войск. Перед Нарвскими воротами по обеим сторонам помещались четыре просторные трибуны, где находились представители родовитого дворянства и именитого купечества, получившие специальные пригласительные билеты. Особые галереи предназначались для “императорской фамилии и высочайшего двора” и для почетных гостей - “дам и кавалеров”. По обеим сторонам ворот были устроены два амфитеатра для оркестров. Правый амфитеатр заняли придворные музыканты, певцы и певчие, а левый - военные оркестры: духовой и роговой.

После первого торжественного входа войск в столицу в 1814 году Нарвские триумфальные ворота трижды были местом встречи возвращающихся победителей. 6 сентября под сводом триумфальной арки промаршировали части второй гвардейской пехотной дивизии, и среди них лейб-гвардии Павловский и Финляндский полки, названия которых навечно занесены на медные листы пилонов ворот. Павловский и Финляндский полки, пройдя из Парижа через Францию и Германию, на судах морем достигли Ориенбаума и Петергофа. Это о павловцах говорил Кутузов, что они “явили новые опыты мужества, твёрдые ряды их служили верным оплотом противу сил неприятеля. Храбрость и быстрота их предшествовала победам”. 18 октября Петербург приветствовал полки конной гвардии, кавалергардов и гвардейскую конную артиллерию. Выступив из Версаля 21 мая, они 14 октября пришли в Красное Село. Через четыре дня они повзводно продефилировали под триумфальной аркой. Современник -свидетель встречи - писал: “...полки вступили в город в таком порядке, как бы никуда из Санкт - Петербурга не выходили”. Наконец, 25 октября прибыл в Петербург лейб-гвардии казачий полк, удалое бесстрашие которого проявилось в атаках при Бородине, Тарутине, Малоярославце, Красном, Кульме, Лейпциге, Фер-Шампенуазе - в семи из восьми битв, занесённых на скрижали триумфальной арки.

Торжественность встречи, правда, была омрачена постыдными эпизодами. Во время молебствия по случаю высадки войск, вспоминал будущий декабрист И. Д. Якушкин, полиция нещадно била народ, пытавшийся приблизиться к солдатам. “Это произвело на нас первое неблагоприятное впечатление по возвращении в Отечество”. Ещё более возмутительный случай произошёл, когда в столицу вступала первая гвардейская дивизия. “Царь, обнажив шпагу, гарцевал на рослом рыжем жеребце. Всё сияло, и все сияли. Публика кричала “ура”. Император улыбался. Мы им любовались, - писал тот же автор. - Но в самую эту минуту перед его лошадью перебежал через улицу мужик. Император дал шпоры своей лошади и бросился на бегущего с обнажённой шпагой. Полиция приняла его в палки, мы не верили собственным глазам и отвернулись, стыдясь за... царя”.

Величавые ворота полюбились петербуржцам, стали одной из достопримечательностей северной столицы. Триумфальная арка, расположенная у начала Петергофского шоссе, связанного с дорогой на Нарву, получила в повседневном обиходе горожан название Нарвских ворот. Каждый день у Нарвских ворот, служивших въездом в город, можно было наблюдать сценки, подобные запечатленной на литографии К. П. Беггрова. По сторонам ворот уже нет трибун. На их месте - высокие палисады из строганых реек, за которыми разрослись деревья вокруг близлежащих дач. К полосатой будке, опираясь на алебарду, прислонился будочник - страж порядка. Он равнодушно смотрит на идущих по дощатому тротуару крестьян, на телегу, запряжённую тремя лошадьми, на кавалеристов с пиками на плечах, ведущих за поводки оседланных коней. Художники запечатлели немало подробностей: в тени ворот уселись отдыхать путники в широкополых шляпах с котомками за плечами; торговец раскинул свой лоток; из города выезжает почтовая карета.

О сооружённом памятнике “Отечественные записки” в 1826 году писали: “По выезде из Екатерингофа на большую дорогу первым предметом является глазам вашим триумфальная арка, воздвигнутая по плану знаменитого Кваренги в 1814 году... Архитектура сих ворот самого благородного, высокого стиля. Равномерны и скульптурные украшения резца Теребенёва...”.

Статьи по теме:

Половое и возрастное деление аниме
Аниме по полово-возрастному признаку можно разделить на четыре больших раздела: 1. Аниме для детей (кодомо-аниме) – примерно до окончания младшей школы (1-6 классы – до 10-11 лет); 2. Аниме для подростков-юношей (сёнэн-аниме) – средняя ...

Религия
Первоначально греческая религия, как и всякая другая примитивная религия, отражает лишь слабость человека перед лицом тех "сил", которые в природе, позднее в обществе и в собственном сознании, мешают, как ему кажется, его действ ...

Творческий союз Чехова и Левитана
Не только грандиозным юбилеем Чехова знаменателен наступивший 2010 год. Ещё один именитый российский культурный деятель родился в один год с главным драматургом России – художник Исаак Левитан. Его имя истринцам не менее дорого: довольно ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru