«Нестор славянских филологов»

Материалы о культуре » «Нестор славянских филологов»

Страница 3

Пристальнее всего А. И. Соболевский всматривался в историю церковнославянского языка и его памятников. Из многочисленных трудов в этой области отметим прежде всего книгу "Древний церковнославянский язык. Фонетика" (1891), собравшую воедино лекции ученого, прочитанные в С.-Петербургском университете. В ней он ставит и решает такие задачи, как: "Что такое церковнославянский язык?"; его источники; "Отношение звуков церковнославянского языка к звукам родственных индоевропейских языков"; "Общеславянские изменения звуков"; "Церковнославянские изменения звуков". Отвечая на первый, пожалуй, самый важный вопрос, он дает такое объяснение: "…церковнославянский язык в своем основании есть не что иное, как солунский говор древнего болгарского языка, говор, может, быть с течением времени вымерший, может, быть, сохраняющийся доныне в остатках, в смешении с другими болгарскими говорами, в местах около родины Кирилла и Мефодия" .

В славистике он выходил собственно за рамки этой науки, понимая ее значительно шире: так, его глубоко интересовали проблемы происхождения и взаимодействия славянских наречий, а также этнолингвистические, топонимические и этимологические исследования. Ими он особенно плодотворно занимался в последнее десятилетие. Приведем пример работы А. И. Соболевского с текстом этимологического словаря Э. Бернекера и самим материалом, обнаруживающий редкий дар ученого излагать сжато и ясно. Такие комментарии и сейчас не лишены актуальности и показывают большую эрудицию:

Малина — ‘кустарное растение с длинными и тонкими ветками, с алыми (всего чаще) ягодами’. Бернекер связывает это слово со словами, означающими черный цвет или что-ниб. черное, темное. Без надобности. Сл. название куста должно быть связываемо с лат. malus ‘шест, мачта’ (по веткам).

Так наз. у русских садоводов черная малина, с черными ягодами, — не что иное, как вр. ежевúка, мр. ожúка (от ёжь–ожь); хотя с собственно малиной имеет сходство, но обыкновенно от нее отличается.

Еще один пример:

Ц.-сл. мечька ‘медведь’, по Бернекеру — уменьшительное от медведь. Возможно. Русский язык теперь не знает ни мечька, ни других слов с тем же значением, близких по звукам. Но название реки в средней России Красивая Меча, в своем роде единственное, получает объяснение при понимании его первоначального значения: ‘медведь’. Срв. названия рек Медведица, Бобр, Вепрь, Тетерев, Кур и т. п. То же можно сказать о личном имени Мечислав (рядом с именами *Вълкославъ, *Вълканъ, *Вълкашинъ и т. п. от вълкъ). Форма женского р. естественна: и теперь еще польский язык знает медведь как слово женск. р. В древности то же было, по-видимому, у в<елико>руссов.

Распространение уменьшительного меча, мечька становится понятным, когда мы припоминаем себе роль медведя в древней Руси как предмета народной забавы. Об ней говорят и др.-р. поучения, и "Рокслания" польско-русского поэта второй половины XVI в. Клёновича.

Древнейшее слав. название медведя нам неизвестно. Почему же?

Бернекер говорит: дело в "эвфемизме". Едва ли. Скорее здесь перед нами страх, боязнь. Срв. Страх русских простых людей… перед чертом, лешим, водяным и т. д. и нежелание называть вслух эти существа по их подлинному имени, заменяя последнее местоимением он или эпитетами: нечистый, немытый… Такой сильный зверь, как медведь Должен был нашим отдаленным предкам внушать страх. Встреча с ним один на один в лесной тайге была опасна и для человека, и особенно для скота. Чтобы ее избежать, употребляли эпитет с значением ‘медоед’.

О древнейшем слав. названии медведя мы можем говорить на основании др.-инд. rkša-, др.-бактр. arša, гр. arctos, лат. ursus ‘медведь’. По-видимому, оно до известной степени сохранилось в названии хищной росомахи.

Не менее поучительны его этнолингвистические зарисовки "скифов" — попытка А. И. Соболевского найти прародину славян, объяснить причины миграции населения России и Украины, дать характеристику словесной "симфонии" топонимов: Там и Черное море, Пантикап и Керчь, Бескид и Ящад и др. В этих очерках разбросаны интересные археологические и языковедческие наблюдения над названиями жилых мест, озер, рек, океанов и т. д.

Его деятельность на ниве славистики получила высокую оценку учеников. Один из них, академик Б. М. Ляпунов, так охарактеризовал А. И. Соболевского:

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Статьи по теме:

Создание общего для всех славян книжно-литературного языка и роль в славянской государственности
Уникальный опыт славянизации христианской литературы, начатый учёными греками Кириллом и Мефодием и продолженный их славянскими последователями, значим также своим беспримерным итогом. В ходе этой работы был создан третий в Европе, наряду ...

Коллекция Ангерстейна как начало лондонской Национальной галереи
К моменту смерти Ангерстейна в 1823 году его коллекция насчитывала тридцать восемь картин, среди которых имелось пять первоклассных пейзажей Клода Лоррена, огромное полотно Себастьяно дель Пьомбо «Воскрешение Лазаря», «Венера и Адонис» Ти ...

Иконография апостола Петра
Иконография апостола Петра имеет три варианта. Архетипом первого является икона благовещенского иконостаса. Образцом дл второго типа послужил образ Петра из деисусного чина Успенского собора во Владимире. Все остальные известные чиновые и ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2021 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru