Историческая живопись

Материалы о культуре » Историческая живопись

Страница 2

Лосенко написал это произведение на сюжет текста первой песни гомеровской “Илиады”, где рассказывается о Фетиде, которая:

“С ранним туманом взошла на великое небо, к Олимпу;

Там, одного восседающего, молний метателя Зевса

Видит на самой вершине горы многоверхой Олимпа;

Близко пред ним восседает и, быстро обнявши колена

Левой рукою, а правой подбрадия тихо касаясь,

Так говорит, умоляя отца и владыку бессмертных:

“Если когда я, отец наш, тебе от бессмертных угодна

Словом была или делом, исполни одно мне моленье!

Сына отмсти мне, о Зевс! кратковечнее всех он данаев;

Но его Агамемнон, сластитель мужей, обесславил:

Сам у него и похитил награду и властвует ею.

Но отомсти его ты, промыслитель небесный, Хронион!”

Фигура громовержца в ярком красном плаще представлена на фоне облаков в сопровождении неизменного спутника – орла. Сильный, красивый торс античных пропорций вызывает в памяти примеры классики. Образ Фетиды мягок и лиричен; морская царевна стоит на коленях и умоляет Зевса отомстить вероломным грекам за сына. Стройную фигуру охватывает розовато-сиреневый хитон с зеленой накидкой, подчеркивающий женственность и грацию.

Первым владельцем этой картины был граф И. И. Шувалов, который заказал ее художнику. Позднее она принадлежала графу К. Г. Разумовскому и лишь в начале ХIХ века попала в собрание Свиньина. В Каталоге “Зевс и Фетида” значатся под № 33. Однако, коллекционер не сообщил обстоятельств покупки этого произведения и остается только догадываться, приобрел ли он его у наследников Разумовского или купил позднее у других владельцев. Любопытно, что рисунок Чернецова в Каталоге не был единственным его рисунком с этой картины. В Государственном Русском музее хранится и другой, с того же произведения. Надо сказать, что после закрытия музеума Свиньина след этой работы Лосенко надолго затерялся. Она исчезла в одной из частных коллекций. Только в 1914 году о ней стало известно, и лишь в 1946 году картина “Зевс и Фетида” поступила в Государственный Русский музей.

Не только Лосенко – исторический живописец, но и Лосенко-портретист был представлен в экспозиции Музеума Свиньина. Настоящий жемчужиной коллекции стал портрет актера Ф. Г. Волкова. Это единственное изображение основателя русского национального театра, человека большого таланта и высокой образованности. Не меньший интерес вызывал и портрет секретаря русского посольства в Париже и Гааге Л. Геннингера.

Если портрет Геннингера был выполнен Лосенко в рамках парадно-постановочного портрета, то другой, представленный в собрании Свиньина, портрет А. Д. Храповицкого работы Д. Г. Левицкого отличался большей камерностью. Глубокий интерес к внутреннему миру человека вообще был характерен для портретной живописи ХVIII века и тем более для творчества Левицкого.

Величественная осанка, выразительный взгляд, выдающий живой ум и наблюдательность отличают этого известного государственного деятеля статс-секретаря Екатерины II. Сенатор, масон, гибкий царедворец, переживший трех императоров и похороненный на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры, изображен с орденом Св. Владимира, который, очевидно, был впоследствии переписан художником. Храповицкий получил его в ноябре 1783 года, а портрет датирован 1781-м годом.

После Лосенко в разделе исторической живописи Музеума Свиньина был художник И. А. Акимов и его наиболее известное произведение “Сатурн, обрезающий крылья Амуру” (ныне в Государственной Третьяковской галерее). На нем представлен старик с крылами и косой, который держит на коленях амура, выронившего лук и стрелы. В пояснении к Каталогу автор не сообщил ни где он приобрел это произведение, ни сколько заплатил за него. Отнюдь не все картины, перерисованные Чернецовым, имели комментарий владельца Музеума.

Однако, сохранилось его высказывание о самом И. А. Акимове: “Стиль его был правильный, мужественный и приятный. Выражение разливалось по всем частям произведения”, – писал Павел Петрович (9). Кроме Свиньина об этом историческом живописце сообщил и другой художественный критик того времени В. И. Григорович. “Акимов был художник умный, но образ исполнения его не мог быть поучительным для молодых художников” .

Подлинным образцом для подражания, по мнению критика, был другой исторический живописец Г. И. Угрюмов. “Заметив, что воспитанники Академии приняли образ рисования окончательный даже до сухости, он ввел другой более свободный, более решительный и более полезный для художника; словом, он показал им путь, которым можно вернее дойти до совершенства; занимался вместе с ними рисованием с натуры, и таким образом не только советами, но и самим делом дал лучшее направление Школе живописи, которая с образования своего до сего времени не получила еще правил твердых, не приобрела еще своего характера”.

Страницы: 1 2 3

Статьи по теме:

Мастерство Репина
Илья Ефимович Репин (1844–1930) родился на Украине, в Харьковской губернии, у украинских иконописцев познакомился с начальными навыками ремесла. Но первым учителем считал Крамского, с которым встретился в Рисовальной школе Общества поощре ...

Искусство Киевской Руси
В период складывания и расцвета феодализма на Руси (конец Х–XVII вв.) искусство формировалось на основе достижений художественной культуры восточнославянских племен и обитавших до них на этих землях скифов и сарматов. Естественно, что кул ...

Искусство Италии
В историю художественной культуры эпохи Возрождения Италия внесла вклад исключительной важности. Сами масштабы величайшего расцвета, которым был ознаменован итальянский Ренессанс, кажутся особенно поразительными по контрасту с небольшими ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2020 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru