Как Вольтер стал «русским»

Материалы о культуре » Как Вольтер стал «русским»

Страница 3

Но после воцарения Елизаветы Петровны Петра Федоровича стали воспитывать уже как наследника русского престола. Возникла необходимость в создании исторического труда о Петре Великом, труда, который мог бы привить будущему императору почтение к своему русскому предку, гордость за славу России. В это же время происходило политическое сближение России и Франции, и Вольтер, имевший титул королевского историографа, более чем кто-либо другой подходил для русского Двора. В 1745 г. Вольтер при посредничестве французского посла в Петербурге официально обратился к русской императрице, сообщая ей о своем желании написать славную историю ее отца. Это предложение не только логически проистекало из династической борьбы на севере Европы, участником которой был Вольтер, но и явилось символом русско-французского культурного и политического союза.

Вопрос о написании русской истории придворным историографом Людовика XV обсуждался М.И. Воронцовым и Д'Аржансоном в связи и наряду с чисто политическими и даже военными обязательствами, которые Россия и Франция могли бы взять на себя при будущих территориальных и политических переделах Европы. В 1746 г. русский вице-канцлер приехал в Париж. В 1747 г. Вольтер стал почетным членом Петербургской Академии наук, т.е. по существу был зачислен на русскую службу, так как Академия наук по ее регламенту подчинялась непосредственно канцлеру, министру иностранных дел.

Однако политика часто трудно предсказуема. Франко-русский союз предполагал вмешательство России в войну против Габсбургов, так называемую войну за "австрийское наследство". Однако при русском Дворе была партия, настроенная за союз с Марией Терезией, партия Бестужева-Рюмина, которая в 1748 г. смогла подготовить своеобразный дипломатический переворот в Петербурге, в результате которого отношения с Францией были не просто приостановлены, а разорваны. Естественно, что и Вольтер, уже готовившийся к лаврам русского историографа, оказался персоной нон грата. Более того, в 1748 г. во втором томе своего дрезденского собрания сочинений он опубликовал "Анекдоты о Петре Великом", в которых написал о Петре I и Екатерине I без соблюдения императорских почестей. "Анекдоты о Петре Великом" испортили репутацию французского просветителя при русском Дворе и сыграли на руку австрийской партии. А.П. Бестужев-Рюмин задействовал в борьбе против Вольтера разветвленную сеть русских издательских и литературно-политических агентов в странах западной Европы.

Среди издателей, содействовавших этой борьбе, надо назвать, прежде всего, гаагских издателей Пьера Госса, Пьера де Хонда и Жана Неома, издавших как "Вольтериану", так и те произведения, которые в наиболыпей мере повредили репутации Вольтера в Германии. Все названные издатели в разное время были официальными посредниками петербургского Двора и Петербургской Академии наук: Пьер Госс с 1721 г., его сын Пьер Госс-младший с 1743 г., Жан Неом с 1739 г., Пьер де Хонд -в 1737 г. За всеми этими издателями стояла личность Иоганна Альбрехта фон Корфа, русского посла в Дании. Интересно отметить, что один из участников преследований Вольтера тех лет кавалер Де Менвильер через некоторое время после "франкфуртского скандала" стал одним из первых профессоров Московского университета.

Однако в 1756-1757 гг. наблюдается новое военно-политическое сближение России и Франции, обусловленное началом открытой конфронтации Франции с Англией. Уже в 1753-1754 гг. в Канаде и в Индии стали происходить вооруженные столкновения между французами и англичанами. В Европе Англия заключила союз с Пруссией, который должен был создавать постоянную континентальную угрозу для Франции и не давать ей возможности активно действовать ни в Северной Америке, ни в Индии. Франция оказалась перед единственным возможным выбором - заключить союз с Россией для нейтрализации Пруссии и Англии в Европе. Уже в марте 1757 г. Вольтер, осознавая предстоявшие изменения в Европе и в его судьбе, написал Софии Шарлоте Альденбургской, графине Бентинкт, следующее: "Быстро переходим к русскому двору. Пошлите мне, мадам, все анекдоты как "за", так и "против". Как Вы мне их передадите? Я в этом полагаюсь на Вас. В Женеве есть старый министр, который послужил России 20 лет и разберется во всем, что Вы мне пошлете". Комментаторы полного собрания переписки Вольтера вполне определенно увидели в "старом министре" именно Абрама Павловича Веселовского. Факт абсолютно незаурядный, говорящий о том, что Абрам Веселовский был не просто консультантом, но и своеобразным соавтором Вольтера, его литературным секретарем.

Страницы: 1 2 3 4

Статьи по теме:

Пейзажная живопись
Общую картину развития русского искусства того времени дополняли и другие залы Музеума, где была показана пейзажная живопись. Особое место в ней отводилось мастеру городских архитектурных пейзажей Ф. Я. Алексееву. Его тонкие поэтические и ...

Культура "темных веков"
Дворцовая цивилизация крито-микенской эпохи сошла с исторической сцены при загадочных, до конца еще так и не проясненных обстоятельствах примерно в конце XII в. до н. э. Эпоха же античной цивилизации начинается лишь через три с половиной ...

Символика пространства в Киево-Печерском патерике
Особенное восприятие Киево-Печерского монастыря, обусловленное как его происхождением (основан не князьями и боярами, а самими иноками, отрекшимися от соблазнов мира), так и превращением этой обители в место, откуда вышло большинство русс ...

Новое на сайте

Искусство макраме

Среди различных направлений декоративно-прикладного искусства макраме – одно из древнейших...

Матрёшка

Матрёшка – это полая внутри деревянная ярко разрисованная кукла в виде полуовальной фигуры...

Навигация

Copyright © 2019 - All Rights Reserved - www.culturescience.ru